Главная
Понедельник, 18 Декабрь 2017 год

 


Официальный сайт администрации Балашовского муниципального района Саратовской области

Официальный сайт администрации Балашовского муниципального района Саратовской области

Уроки горного Афганистана

К 15 февраля, очередной годовщине вывода советских войск из Афганистана в 1989 году, мы снова начинаем задумываться: можно ли было обойтись без жертв?.. Наверное, можно, но история не терпит сослагательного наклонения. Необъявленная почти 10-летняя война унесла жизни тысячи наших воинов. И никто не расскажет о ней достовернее, чем непосредственный участник тех событий, которому посчастливилось вернуться домой. Представляем вам лишь некоторые эпизоды афганской войны, занявшие в жизни теперь уже подполковника запаса Вячеслава Евгеньевича Басаргина особую главу.

16 июля 1983 г. состоялся очередной выпуск Московского высшего общевойскового командного училища им. Верховного Совета РСФСР, традиционно проходящий на Красной площади. Среди 325 «кремлевских» курсантов стоял и Вячеслав Басаргин… Через месяц с 10 своими однокашниками он встретился на пересыльном пункте в Кабуле, откуда военнослужащих, приехавших из Союза, направляли в разные части Афганистана. Молодого офицера направили в Баграм, где стояла мотострелковая дивизия, а затем – в мотострелковый полк рядом с населенным пунктом Джабаль-Уссарадж. В задачи полка входили охрана дороги, мостов через горный перевал Саланг, по которой шло основное снабжение Советской армии, а также участие в боевых операциях.

«Готовьтесь!»
так и не прозвучало
Непривычно для жителя центральной России выглядит афганская местность. Даже через черно-белые снимки 80-х годов ощущаешь жар солнца и вечность камней, видевших ещё войска Александра Македонского… Теперь в этой богатейшей стране с нищим населением оказались наши соотечественники.
Усиленный мотострелковый взвод командира В.Е. Басаргина обеспечивал безопасность 7 километров извилистой дороги. Из гранитных камней, упавших с гор, и цемента солдаты и офицеры сделали доты, опорный пункт командира, возвели сторожевые посты на самых высоких точках гор. Наблюдение за дорогой, подступами к ней, прилегающей территорией, велось сверху и снизу. Чтобы предотвратить минирование мостов, возле них дежурили бронетранспортеры (БТРы). С личным составом командир взвода проводил занятие по стрельбе и особенно обращал внимание на обеспечение взаимодействия: как грамотно действовать при приближении неизвестного каравана на дороге, появлении бандформирований, как докладывать о происходящем.
Сторожевые посты в горах действовали на душманов (боевиков) раздражающе, как бельмо на глазу, по ним неоднократно вели обстрел. Для уничтожения врага наши войска применяли огневую мощь артиллерии и авиации, что являлось наглядным примером взаимодействия родов войск, о которых постоянно рассказывал подчиненным молодой офицер. Недолгие бои в час-два, как и легкие ранения, были довольно обыденным явлением военной жизни. 17 апреля 1984 года Вячеславу Евгеньевичу запомнилось на всю жизнь.
… В Панджшерском ущелье, в котором засел главарь бандформирования Ахмад Шах Масуд, шла армейская операция. По данным нашей разведки, у него было 20 тысяч активных штыков и порядка 30 - неактивных (тех, что воевали по ночам). Ущелье Панджшер располагается параллельно дороге на Саланг, 7 километров из которых охранял как раз мотострелковый взвод Басаргина. Чтобы очистить ущелье от душманов, советское командование приняло решение пополнить ряды свежими полками, которые как раз и пошли по этой дороге. Ахмад Шах не хотел этого допустить, поэтому его боевики выдвинулись фронтом в 30-40 километров от ущелья к дороге, расстояние между которыми по прямой было всего километров 8. В таком огромном количестве противника мотострелковый взвод ещё не видел. До сих пор В.Е. Басаргин задается вопросом, почему не поступило сообщение: «Готовьтесь!». Ни разведка, ни контрразведка не предупредили о приближающейся опасности… А у душманов было всё: гранатометы, снайперские винтовки, крупнокалиберные пулеметы, минометы, практически весь переносной комплекс.
- И что было дальше? – спрашиваю я, затаив дыхание.
- А дальше начался непрерывный огневой бой с 9 утра до 8-9 вечера, - отвечает Вячеслав Евгеньевич со вздохом, по-мужски не вдаваясь в подробности. Вместо этого он показывает снимок памятника, возведенного в честь своих погибших ребят, командира гранатометного взвода, лейтенанта Юрия Тимошека и снайпера Сергея Федотова.

«Проклятый,
горный, дикий край»
Нельзя представить войну в Афганистане без взаимодействия советских войск с местными жителями. Да и одной из причин, побудивших правительство Союза ввести войска, было выполнение своих обязательств по оказанию военной и экономической помощи Демократической Республике Афганистан согласно заключенному Соглашению.
Кишлаки (сельские населенные пункты) располагались и вдоль дорог, и в горах. Советские солдаты помогали, чем могли, местному населению, живущему настолько бедно, что зачастую становилось непонятно, как люди вообще умудряются выживать. У них не было электричества, жгли керосиновые лампы. За лето они снимали два урожая риса со своих небольших участков земли, готовили лепешки из тутовника. Глинобитное жилище разделялось на мужскую и женскую половины, в тех, что побогаче - стеганые одеяла, подушки, стекла в крашеных рамах, у менее зажиточных – циновки и целлофан.
Климат Афганистана известен резкими перепадами температуры днем и ночью. Не весь пол в жилище был замазан глиной, в центре - вырыта круглая яма, в которой обитатели дома (к большому удивлению советских солдат) для обогрева жгли коровьи и ослиные «лепешки». Согласно мусульманскому летоисчислению шли 1360-е. Так и было: XIV век уживался с XX-м. Некоторые афганцы воевали на «Мерседесах», а другие в паре метров обрабатывали поле с помощью буйвола и деревянной сохи.
Мирные жители получали ощутимую помощь от советского правительства, реализовывали продукцию нашим бойцам, поэтому и помогали: они заблаговременно сообщали о численности бандитов, их месте нахождения и просили не допускать стрельбы по кишлакам. Получив ценную точную информацию, советские войска старались уничтожить противника на подступах к населенному пункту.
Немало потеряло мирное население с выводом советских войск из Афганистана. А сколько в этом диком крае потеряли мы?

Педантичности
на войне не место
Говорят, немцев в Великую Отечественную сгубила педантичность. Уж слишком они любили дисциплину и раз и навсегда заведенный порядок: раз нападение – то непременно в заранее оговоренное время, минута в минуту, а если завтрак – значит, нападения быть не должно: фриц кушает…
Едва на эти же грабли не наступил и В.Е. Басаргин. Долгое время, меняя один из сторожевых постов на горе, он ставил бронированную машину на участочек рядом с поворотом дороги, заезжая на который Вячеслав Евгеньевич не мешал движению… Тем утром командир задержался в столовой, возникли сложности с подачей завтрака личному составу. Вдруг раздался оглушительный взрыв, отлично слышимый в горах. Со сторожевого поста, на который он не выехал, ему доложили: внизу, где обычно стоял его БТР, произошел взрыв. Оказывается, на этот участок заехала афганская машина и – попала на фугас. Боевики обычно поверх мины размещали тротил. Судя по взрыву, они не поскупились. Дизельный двигатель отлетел на сотни метров. От машины осталась, как говорится, одна рама. Сколько человек в ней погибло – неизвестно, её просто разнесло в клочья. «Меня переучили, - подытоживает Вячеслав Евгеньевич, - на чужих ошибках».

«Хоронил» друга дважды
Повезло и товарищу Вячеслава Евгеньевича, Игорю Шахову, выпускнику того же Московского училища, в то же время попавшему по распределению в Афганистан, но в разведбат. Правда, хоронить однокашника В.Е. Басаргину пришлось дважды. Когда до командира мотострелкового взвода дошла информация о гибели Игоря, он при первой возможности отправился в разведбат, чтобы выяснить, как это произошло. Он зашел к офицерам и… увидел сидящего на кровати Игоря Шахова, живого и невредимого.
- Как? – приятно удивился Вячеслав Евгеньевич.
- Да, я действительно был на операции, - был его ответ, - мы попали в засаду, но погиб другой лейтенант…
Через полгода В.Е. Басаргину сообщили, что Игоря Шахова ранили в живот, и он скончался по дороге в госпиталь. Командир взвода - снова к офицерам. «Успокойся! – обнадежили в разведроте. – Ранение было, но до Союза довезли, операцию сделали, живой»… Сейчас Игорь живет в Нарофоминске, приезжал в Москву на встречу выпускников.
В Афганистане за выполнение боевой задачи в ущелье Вунамак В.Е. Басаргин награжден орденом «Красной Звезды». Потом он служил в Ашхабаде, Челябинской области, Балашове, где и осел с семьей. Вячеслав Евгеньевич крепко, на всю жизнь, усвоил уроки, полученные в Афганистане за два года несения службы: анализировать ситуацию, продумывать каждый свой шаг и, самое главное, беречь сослуживцев.

Фото из архива
В.Е. Басаргина.

"БП" №№ 24-25 от 14 февраля 2013 года.