Главная
Вторник, 21 Ноябрь 2017 год

 


Официальный сайт администрации Балашовского муниципального района Саратовской области

Официальный сайт администрации Балашовского муниципального района Саратовской области

"Золотое дно" биоресурсов: рыбные резервы местных водоёмов

В предыдущей статье речь шла, главным образом, о промышленном рыболовстве, сегодня же разговор пойдет о проблемах любительской рыбалки, которая была и остается, пожалуй, самым массовым и популярным увлечением россиян – ведь не случайно армия рыбаков-любителей в России уже насчитывает более 25 миллионов человек! Немало их и на Прихоперской земле. Каковы же рыбные запасы здешних рек и озер, прудов и прочих водоемов? Каково экологическое и физическое состояние «голубой нивы» и ихтиофауны? Сколько «живого серебра» добывают в год местные рыбаки? 

С «высоким IQ», но…
на голом энтузиазме

Любопытный факт: на гербе Балашовского района красуются в золотом поле два зеленых арбуза, а в верхнем левом углу – все те же три геральдические стерлядки, что изображены и на гербе Саратовской губернии. По идее, балашовский герб должен бы символизировать изобилие здесь вышеназванных сладких ягод и уникальных представителей «вкусного» семейства осетровых. Только вот на прилавках местных магазинов и рынков что-то не видать ни прихоперских арбузов, ни хоперской стерляди: последняя здесь – большая редкость, а прочую разнорыбицу сюда завозят сотнями тонн из многих уголков России и из-за «бугра»; арбузы же доставляют, в основном, из Астраханской и Волгоградской областей. Что ж, будем считать, что символические стерляди тут, как и в Саратове, – не более чем дань благодарных потомков прежней истории.
Расположился город Балашов, которому недавно «стукнул» аккурат 231 год, на левом берегу знаменитого Хопра (второго по величине притока Дона). Издавна в этой реке водилось много рыбы разных видов: сомы (рыбакам попадались особи весом и в 90 кг!), щуки, лещи, судаки, окуни, караси, язи, плотва. Щедры на разнорыбицу были и маленькие речки, озера, пруды и другие водоемы. Что стало с ними сейчас?
Как выяснилось, проблемами любительского рыболовства здесь занимаются специалисты двух отраслевых структур: Балашовского отдела госконтроля, надзора и охраны водных биоресурсов, являющегося одним из подразделений Азово-Черноморского территориального управления Федерального агентства по рыболовству, и Балашовского отдела Азово-Донского бассейнового управления по рыболовству и сохранению водных биоресурсов. Отделом «Рыбнадзора» вот уже с десяток лет руководит опытный отраслевик Виктор Кондрашов, в «команде» которого – всего-то 4 инспектора. А отдел «Аздонрыбвода» уже не первый год возглавляет более молодой, но весьма поднаторевший в своем деле Владимир Катасонов, под началом которого – также 4 сотрудника.
В ведении этих двух отделов, штатную численность которых и составляет «великолепная десятка» инспекторов, – водные объекты, расположенные на землях 16 административных районов правобережья реки Волга: Аркадакского, Аткарского, Балашовского, Калининского, Лысогорского, Романовского, Ртищевского, Турковского и других. Как видим, подконтрольная территория с общей численностью населения в 600 тысяч человек – чрезвычайно велика (более 32 тысяч кв. километров!), и она вполне сопоставима с территориями таких государств, как, например,  Албания (29 тысяч кв. км) или Бельгия (30,5 тысячи кв. км). Вот и приходится «мини-командам» Виктора Кондрашова и Владимира Катасонова круглый год гоняться за браконьерами, контролировать и надзирать, а также сохранять и мониторить состояние водных объектов и биоресурсов на столь обширном пространстве, где несут свои воды такие крупные реки, как Хопер и Медведица, более маленькие речушки Елань, Карай, Терса, Баланда, Казачка и прочие (всего – 164 реки общей протяженностью более 5 тысяч километров!), сюда же следует добавить и 1760 местных прудов (только в Балашовском районе их – 238).
Но известно, как финансируются нынче бюджетники, к коим относятся и инспектора балашовских отделов «Рыбнадзора» и «Аздонрыбвода» – ни тебе надежного современного водного и наземного транспорта, ни достаточного количества топлива и ГСМ, ни достойной зарплаты (она у них – от 5 тысяч целковых до начальственного «потолка» в 10 тысяч «деревянных»). А ведь у них – семьи, дети, которых нужно кормить, обувать, одевать. Только на какие средства?
Несомненно, все эти молодые, здоровые, энергичные парни – настоящие профессионалы, грамотные специалисты (у многих – высшее образование) – достойны куда более весомого материального вознаграждения за свой нелегкий, а зачастую и небезопасный труд. И их, пользуясь новым лексическим «брэндом» президента нашей страны Дмитрия Медведева, высказанным им месяц назад на Ярославском форуме по проблемам нищеты и бедности россиян, можно также назвать весьма «продвинутыми» людьми, имеющими «самый высокий IQ» («intelligence quotient» – «коэффициент интеллекта»). Но, увы, ум и доблесть у нас пока  не в почете.
… Как тут не вспомнить пушкинские строки из «Скупого рыцаря»: «О, бедность, бедность! Как унижает сердце нам она!». Свою тревогу по поводу несправедливого распределения денежных доходов выразил на том же Ярославском форуме и президент России Дмитрий Медведев: «У нас произошло чрезмерное расслоение граждан по уровню жизни: 10 процентов самых обеспеченных россиян получают доход в 15 раз больше, чем 10 процентов самых бедных… На их долю приходится почти треть совокупного дохода граждан, а на беднейший класс – всего 2 процента… Мы не должны дать бедности перейти в наступление».
Дай-то Бог! Ну, а пока те же балашовские инспектора продолжают работать на голом энтузиазме…

Как обуздать речных «флибустьеров»?

Но не это больше всего их беспокоит. Их боль и печаль – катастрофическое истощение местных рыбных запасов, вызванное нерациональным использованием водных биоресурсов, деградацией нерестилищ, ухудшением гидрохимического и физического состояния водоемов, которые заиливаются, мелеют (а то и полностью пересыхают), зарастают тростником, рогозом и прочими болотными травами. Их волнует и то, что не прекращается (и даже усиливается) антропогенный пресс на водоемы – тут и негативное воздействие промышленных структур, и браконьерская добыча «живого серебра» с использованием запрещенных орудий лова, в запрещенных местах и в неограниченных количествах.
- Иные горе-пользователи и горе-арендаторы земель в Балашовском и Романовском районах, – рассказывает гос-инспектор «Рыбнадзора» Дмитрий Лисев, – принялись было активно распахивать у самого берега Хопра заливные луга, которые в период половодья всегда являлись прекрасными нерестилищами для рыб. Хотя землевладельцы должны были бы знать, что водоохранная зона реки – 200 метров, и никакой хозяйственной деятельности там не должно быть! Так, один арендатор из села Хоперское взял и вскопал такие прибрежные земли, насажал там капусты-картошки, а на следующий год половодьем всю эту траву вместе с удобрениями смыло в Хопер со всеми вытекающими из этого последствиями. Естественно, на нерест туда рыба уже не пришла, а река стала еще больше заиливаться…
- А бывает и так, – добавляет начальник отдела «Аздонрыбвода» Владимир Катасонов. – Нередко местная деревенская беднота, кооперируясь с богатыми городскими спонсорами, осуществляет «флибустьерские» наезды на небольшие пруды, вычерпывая из них рыбные трофеи, что называется, до донышка, по максимуму! И потому рыбы в прудах близ многих селений уже не осталось.  Из года в год неумолимо падает уровень ее естественного воспроизводства и в других водоемах. Все меньше и меньше рыбы пробивается на нерест. Зато некоторые любители рыбной ловли уже добрались и до, казалось бы, самых труднодоступных мест, где теперь и норовят «варяжским» способом обследовать и освоить водные биоресурсы.
Разумеется, c браконьерами и нарушителями правил любительского и спортивного рыболовства ведется бескомпромиссная и жесткая борьба. Достаточно сказать, что в активе инспекторов того же отдела «Рыбнадзора» за прошлый год – 400 составленных протоколов об административных правонарушениях. К примеру, на счету старшего госинспектора Владимира Старшинова – сотня таких протоколов, столько же – и у госинспектора Дмитрия Лисева, остальные две сотни «штрафных вердиктов» – плоды самоотверженной и добросовестной работы еще двоих коллег, живущих в Калининском и Аткарском районах.
Следует отметить, что в результате многолетней административно-управленческой чехарды, связанной с реформированием, реорганизацией и прочими «пертурбациями» отраслевых структур, численность рыбинспекторов сначала сократилась с прежних 15 тысяч человек до 6,5 тысячи, а теперь их и вовсе осталось около 2 тысяч человек! Почему так?
- Нам говорят,– поясняет старший госинспектор отдела «Рыбнадзора» Владимир Старшинов, – что-де в прежние времена у работников нашей службы не было ни беспилотных летательных аппаратов, ни современной техники –  компьютеров, фотоаппаратов, видеокамер и прочих технических наворотов. Но мы, к сожалению, и сегодня по технической оснащенности все еще пребываем в тех же советских временах – как у нас ничего не было, так ничего и нет! Хотя состояние материально-технической базы отдела оставляет желать много лучшего. Судите сами.
Подконтрольная нам территория – огромна, на каждого инспектора приходится 3-5 административных районов, оснащены же мы слабо: есть два стареньких «УАЗика», но бензина выделяют мало – 70 литров в месяц на одного инспектора! Пару раз съездил по сигналу о браконьерстве в Аркадак – и все, машину – на «прикол»! Есть и три лодки: одна надувная виниловая (с прицепом и движком «Ямаха»), да еще «Вихрь» и «Казанка». Все! Нередко случается так: жители звонят, сообщают о браконьерах, но пока мы доберемся до цели, лавируя на лодке между корягами и преодолевая прочие водные преграды, теряем массу драгоценного времени. В результате задержать нарушителей не всегда успеваем… Куда эффективнее и удобнее было бы использование колесного транспорта: прицепили к машине лодку с «Ямахой», оперативно добрались до нужного места, спустили судно на воду – и браконьер пойман! Увы, у нас нет ни нового автотранспорта, ни требуемого количества топлива и ГСМ…
Конечно, в условиях такого вот широкомасштабного «секвестрирования» штатной численности государственных инспекторов «Рыбнадзора» и других смежных отраслевых структур непросто поставить прочный заслон браконьерству – как в масштабах страны, так и в российских провинциях. А ведь малоэффективная работа рыбоохраны – это подорванные рыбные ресурсы!
 
Цены на рыбу «кусаются»
Если на Дону и Волге рыбу добывают промышленным способом – там есть и рыбопромысловые участки, и специализированные бригады рыбаков, и отраслевые перерабатывающие заводы, то в Прихоперье, где таких крупных рек нет, осуществляется лишь любительское и спортивное рыболовство. Как рассказал руководитель отдела «Аздонрыбвода» Владимир Катасонов, объектами любительского лова тут являются рыбы 19 видов – лещ, сом, щука, плотва, судак, окунь, язь, жерех, налим, линь, карп, красноперка и другие. Но в ходе контрольных ловов последних двух лет, проведенных специалистами-ихтиологами отдела, было выявлено более 40 видов рыб, 32 из которых – аборигенные. Среди «вселенцев» и случайно прибывших к нам «мигрантов» оказались, например, белый амур, белый и пестрый толстолобики, головёшки-ротан; из проходных и полупроходных – обыкновенный рыбец, синец, чехонь. Встречались и строго охраняемые «краснокнижники» – стерлядь, вырезуб, азово-черноморская шемая, украинская минога.
Каковы же объемы рыбных запасов в здешних водоемах? Сколько «живого серебра» добывают в год местные рыбаки-любители? К сожалению, таких статистических данных в районе нет, а посему и ответа на этот вопрос пока никто дать не может.
- Работал, правда, раньше помощником главы администрации района по водному хозяйству Виктор Михайлович Чайка, – вспоминает начальник отдела «Рыбнадзор» Виктор Кондрашов. – Так вот он знал все водоемы – каждую речку, каждый ручеек и пруд, ведал, кому передан в пользование или аренду тот или иной водный объект, тесно взаимодействовал со специалистами МЧС, «Водозабора», «Рыбнадзора». То сотрудничество положительно сказывалось и на эффективности нашей деятельности. Но с 2008 года, после ухода на пенсию Виктора Михайловича, мы не знаем, к кому обращаться за решением тех или иных вопросов – в администрации нет специалиста по водным ресурсам. А жаль…
И все же попробуем подсчитать рыбные резервы местных водоемов. По словам рыбинспекторов, каждый день на берега местных водоемов выходят порыбачить добрых три сотни рыбаков-любителей, средний улов каждого – 1,5-1,7 килограмма (в 2009 году – более 2 кг). Значит, за день в сумме они добудут около 500 килограммов, за сезон же (допустим, с мая по октябрь) их общие рыбные трофеи составят примерно 90 тонн. Прибавим сюда неучтенные объемы добычи рыбы прочими заезжими любителями, «живое серебро», выращенное пользователями и арендаторами прудов и водоемов, плюс «латентные» (скрытые) браконьерские уловы, зимнюю рыбалку – это еще тонн 100. Итого в год, по моим дилетантским прикидкам, – около 200 тонн рыбы на район.
Ну, а поскольку в балашовской провинции в общей сложности проживают около 130 тысяч человек, то на каждого жителя тут в год придется… примерно по 1,5 килограмма местной рыбы, или чуть более 4 граммов в день – то есть, практически НОЛЬ. Ну, а если годовой объем добычи тут реально достигает, допустим, даже 500-700 тонн – все равно это чрезвычайно мало, чтобы «вписаться» в медицинскую норму потребления рыбопродуктов (23 кг – на душу населения). Для этого из местных рек, озер и прудов потребовалось бы добывать минимум около 3 тысяч тонн рыбы!  
Опять же, спасибо коммерсантам-предпринимателям, которые пока «балуют» здешнее население привозными дарами рек, морей и океанов, компенсируя явный дефицит местной рыбы: на прилавках торговых точек – весьма широкий ассортимент: от селедки до семги, кеты и форели. Цены на них, однако, «кусаются»…

 

Полную версию читайте в №155 от 15 октября.