Главная
Вторник, 23 апреля 2019 год

 


Официальный сайт администрации Балашовского муниципального района Саратовской области

Официальный сайт администрации Балашовского муниципального района Саратовской области

Париж ведь он у каждого свой...

Чуть ли не в мае прошлого уже года звонок из Парижа: дочка болтает всякие разности и как бы к слову, и как бы завершая разговор:
– Пап, чисто теоретически ты мог бы приехать в нам между католическим и православным Рождеством, потому что у внука твоего каникулы, а если водить его в это время в досуговый центр, то это, во-первых, 25 евро в день, а, во-вторых, он там всегда дерётся, реализуя на практике свой жёлтый пояс тхеквондо, а мне потом жутко неудобно, ну совсем не комильфо...
Я что, Парижа не видел? Однако прикинул на свои полставки – да, где-то с 27-го декабря по 9 января, вроде, получается – и без всякого ущерба для производства... ответил и забыл.

А через день звонок:
– Папа, лови электронный билет на свой ящик, как ты любишь, с пересадкой, 292 евро туда и обратно, невозвратный. Не приедешь – денежки пропадут...
Пропадут – это же не по-хозяйски? Значит, придётся выполнять свой отцовский и дедовский долг.
И понеслось... За месяц до отъезда друзья и знакомые дамы буквально задолбали:
– Фёдорович, ты что, с дуба рухнул? Какой тебе сейчас Париж? Там баррикады, всё нафиг горит, жёлтые жилеты борются за свои права, полицаи метелят их дубинками, тебе как дадут по башке прямо в аэропорту – вот будет тебе главное – оно же и единственное – парижское впечатление...
Но если в Книге Судеб написано, что ты должен получить полицейской дубинкой по кумполу – ты неизбежно по нему и получишь – в Париже, в России, в Копенгагене или даже на Шпицбергене. Потому как от Судьбы не убежишь. А кто думает иначе, тот подвержен гордыне, и всё равно будет так, как оно будет, а надо просто спокойно жить, реализуя свои жизненные планы. Поэтому я распечатал свой билет, оформил все материалы по работе и – вперёд... Чуть было не обломил мне всё московский снегопад – выручил аэроэкспресс от Белорусского вокзала, так что поспел в Шереметьево аккурат к регистрации.
Самый дешёвый способ попасть в Париж – через Ригу на «Айр-Балтик» (без еды, без багажа – только ручная кладь) – если кто из читателей «БП» последует моему примеру, валяйте...
Про сидение с внуком не буду рассказывать ничего – только историко-культурная составляющая вояжа – если редакция признает её достойной вашего просвещённого внимания, дорогой читатель, значит, сейчас вы её читаете и смотрите фото.
О «жёлтых жилетах». Не видел ни одного за всё время пребывания в столице Франции. Это как на рыбалке – вот вчера на этом самом месте такой карась клевал... а сегодня полный облом. Гулял по Елисейским полям, фотографировал. Но вот напротив шикарного здания «Луи Виттон» (самая дешёвая сумочка там 750 евро, покупатели  –  в основном китайцы – дисциплинированно выстаивают очередь, чтобы попасть внутрь здания), на ограждении метро «Георг V», сфоткал  надпись, перевод приблизительный: «Где рождают бедность, там возникает бунт» – надо полагать, протесты всё-таки имели место? Либо эти самые протестанты сейчас отдыхают, празднуют Рождество и Новый год, кушают свой камамбер с руанской уткой и готовятся к новым уличным боям?
И туристов в новогоднем Париже как-то на порядок меньше, чем обычно.
Но Монмартр бурлит... он всегда бурлит... играет аккордеон, полно китайцев и всякого иного люда, художники пристают – ваш портрет за 20 евро, на кой мне это надо, фотик-то под рукой, щёлкнул кнопочкой, и вот он, портрет, а коли плохо вышло, так и удалить недолго. Слонялся, фоткал, пил кофе, прикупил сувенирчики – душа отдохнула.
Пригоршня талончиков (метро-автобус-трамвай-электричка – всё в одном) давала ощущение, что весь Париж у моих ног, но хотелось большего:
– А не закатиться ли нам, доченька, в Ментенон?
– Ментенон... это с вокзала Монпарнас... отрыт ли замок – вопрос... Интернет утверждает, что открыт, только... что там смотреть? Все внутренности французских замков оприходовали санкюлоты во время нашей великой революции, ну парк разве что... а почему именно Ментенон? Там по дороге будет замок Рамбуйе, резиденция нашего Макрона, тоже открыт, можно заскочить...
Как-то неприятно резали моё русское ухо дочкины выражения  «наша революция» и  «нашего Макрона». Четыре года как она французская гражданка, и теперь иногда в беседе со мной  говорит «не знаю, как сказать это по-русски». Ишь ты, она не знает... Да ладно, каждый делает по жизни свой выбор, и кто я такой, чтобы осуждать?
И что уж такого оригинального в этой «нашей революции»? Сначала Мирабо требует Конституцию, потом Робеспьер казнит короля, потом казнят самого Робеспьера, воцаряется Наполеон, далее следует Реставрация – круг исторического дебилизма замкнулся, и начался следующий круг. Совершенно аналогично было и в Англии (в роли Наполеона – Кромвель), да и у нас (все помнят дорогого Иосифа Виссарионовича?)
Давайте лучше, пока едет электричка, припомним пикантную историю времён Короля-Солнце.
Маркиза Ментенон (в девичестве Франсуаза д'Обинье, потом – мадам Скаррон) была интересной дамой. Рождённая в семействе ярых гугенотов, она получила католическое образование, была выдана замуж за поэта Скаррона (полупаралитика к тому времени), после смерти которого была вынуждена принять предложение блистательной фаворитки Людовика  XIV маркизы де Монтеспан, у которой один за одним постоянно рождались детишки от  сиятельного любовника, а заниматься их воспитанием фаворитке короля, как вы понимаете, было совершенно некогда. Все шестеро королевских бастардов (был ещё и седьмой, но он помер в раннем детстве) имели фамилию Бурбон и титул, они обожали свою воспитательницу, а мадам де Монтеспан была теперь спокойна и за детишек, и за своего покровителя – потому что какое может быть сравнение между ней, весёлой, яркой, разодетой в пух и прах остроумной красавицей, и этой  мадам Скаррон, вечно в чёрном платье и с молитвенником в руках? И напрасно она была так спокойна... В тихом омуте, как известно, кое-кто водится, у строгой моралистки мадам Скаррон  хранился интересный её портрет – в костюме Венеры (высокоморальная редакция «БП» вряд ли воспроизведёт его на этой странице... читатель, а ты загляни в Инет, не пожалеешь). А маркиза Монтеспан со временем безобразно располнела, начала нагло вмешиваться в государственные дела и постоянно клянчила деньги, которых ей было всегда мало... читатель, ты знаешь таких дам?
Король начал захаживать к своим деточкам и беседовать с их воспитательницей – о Боге, о загробной жизни, о различных литературных новинках... Неутомимый кобель вдруг начал... домогаться – мадам Скаррон нравилась ему по контрасту с шумной маркизой, но Франсуаза дала властителю Франции... не то, что вы думаете, а – добрый совет – обратить своё внимание на королеву. Тот обратил... Королева была благодарна мадам Скаррон, но... домогательства продолжались. В процессе этих разговоров мадам Скаррон как-то вдруг сделалась маркизой де Ментенон, ей был подарен замок, а уже потом, когда королева приказала долго жить и когда маркиза де Монтеспан была окончательно уволена со своего поста – Главной Фаворитки Короля, только тогда настырный воздыхатель получил от предмета своей страсти то, что он хотел получить, а со временем  маркиза де Ментенон сделалась даже тайной супругой неугомонного Людовика (!) и сама проводила его в последний путь.
– Меня утешает только одно, – якобы сказал король перед своею смертью, – что мы с вами, Франсуаза, скоро встретимся на том свете...
– Эгоист даже перед лицом смерти, – якобы ответила маркиза де Ментенон и покинула спальню, хлопнув дверью.
Окончание в "БП" №№7-8 от 17 января.