Главная
Суббота, 25 Ноябрь 2017 год

 


Официальный сайт администрации Балашовского муниципального района Саратовской области

Официальный сайт администрации Балашовского муниципального района Саратовской области

Долина Луары - сердце Франции

Середина мая, встречаю приятеля и сразу с его стороны вопрос:
– Ты что, опять во Франции был?.. слушок такой прошёл...
– Имело место...
– Намазывал там пармезан на круассан?
– Это невозможно... Пармезаном посыпают пасту – т. е. спагетти (макароны, вермишель и пр.) На круассан же я намазывал другой сыр – камамбер... но не за тем совершался мой вояж, не за тем... я вообще-то с дочкой и зятем путешествовал по долине Луары, осматривал замки тамошние...
– Путешествовал? Тогда колись. И фотки, фотки давай...
 

Если колоться, тогда уж с самого начала...
Тому с полгода назад звонит мне дочурка, приглашает в начале мая посетить и навестить, а на мой резонный ответ, что визы нет, с деньжонками не так чтобы очень, отвечает:
– А если я тебе вот прямо сейчас куплю билеты на самолёт туда и обратно?
–  Это существенно меняет дело, – отвечаю я, и – процесс пошёл.
– ….однако. – продолжила тогда дочка, – наше семейство имеет такие планы на начало мая: посетить долину Луары и осмотреть тамошние замки. То есть только лишь в Париже сидеть полторы недели у тебя не получится.
– Но пару дней вы мне всё же дадите? Прошвырнуться по Елисейским полям, потолкаться по Монмартру, употребить супчик с пекинской уткой в любимом китайском ресторане...
– Пару дней мы тебе дадим.
– Замётано. Высылай билет.
По электронной почте, конечно, высылай. Виртуальный билет.. Это я для некоторых читателей объясняю, которые думают, что вот, мол, пошла девочка на почту, прикупила марку, лизнула её, прилепила на конверт и депонировала оный в ящик. А я тут якобы сидел и ждал, когда мне письмо из Франции придёт...
Ну что? Собрал документы. Получил визу... не сразу, однако: у нас в России скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается... Но таки получил.
Приехал в  нужное время в Шереметьево. Прошёл все проверки, три часа в воздухе – и я в аэропорту «Шарль де Голль». Были проблемы: у девочки разрядился её «айфон» (эту бандуру каждый день надо заряжать), еле совместились в зале прилёта – вопрос: чей был косячок? Вопрос этот вертелся у меня на языке. Но я его так не задал: и так ясно, чей...
Дома на улице Маркаде сюрприз: деточки ремонт закончили. Барахло пока что валяется где попало, но главное сделано – окна, паркет, ванная – натуральный Версаль. Всё в зеркалах и белой плитке... Хвалю искренне. Понтов, конечно, многовато – стиралка, к примеру, на 8 кг загрузки – зачем? А, ладно... оно мне надо критиковать? Им хорошо, а мне так и тем более.
Тактика следующая: садимся на поезд до Орлеана, там нанимаем машину и едем в город Мер, где уже нанят крестьянский дом 16 века.
– Какие вопросы? – спрашивает дочка.
– Да, вопросы имеются... Вот объясните мне, русскому провинциалу, почему нельзя в Париже машину нанять? И нафига нам крестьянский дом 16 века, в котором ни ванной, ни туалета... ни, извиняюсь, Интернета?
– Отвечаю по пунктам, – говорит дочка. – Из Парижа до Орлеана дороги платные, и, как говорят у вас в Балашове, это будет дороже чугунного моста. Да ещё в пробках настоимся от души. И дороговато будет именно в Париже машину снять. А в Орлеане частник сдаёт «тойоту» с детским креслом – не забывай, с нами будет твой внук, главный, так сказать, пассажир... По поводу крестьянского дома 16 века – не боись, всё там есть: и ванная, и телевизор (но без русских каналов), и машинки – стиральная и посудомоечная... Во Франции, кстати сказать, появление посудомоечных машин существенно укрепило институт брака: а то супруги постоянно ругались на предмет, кто будет мыть посуду (у одной маникюр, а другой только что с работы пришёл и на хрена это ему надо); начинали на эту тему ругаться, потом переходили на другую, в результате брак рушился. А так – зарядил с вечера всю грязную посуду, машинка всю ночь тихонько мурлычет, а утречком вся посуда чистенькая – минус один повод для скандала. Если очень охота поскандалить – можно найти другие поводы... Кстати, настоящая француженка может устроить из ничего три вещи... знаешь, какие?
– Знаю. Шляпку, салат и скандал. А знаешь, за что Тарас Бульба своего сына убил?
– Я дочь своего отца, а потому – знаю: за то, что он постоянно травил старые анекдоты.
Поезд на Орлеан уходит с Аустерлицкого вокзала. Помнят французы свой батальный успех 1805 года. А вот Бородинским, между прочим, никакой вокзал не назвали...
Поезд мчится стремительно, 48 минут – и мы в Орлеане. Машина ждёт на привокзальной площади, подписываем договор с владельцем – юным алжиро-французом и – вперёд!
Красота какая вокруг! Поля то жёлтые (рапс), то зелёные (травка, зерновые), то барашки вдали пасутся («ле мутон» – констатирует внук со своего детского кресла), то лошадки; повсюду ветряки, которые лениво вращают свои лопасти под ласковым весенним ветерком – возобновляемый источник энергии...  но вот на горизонте обозначились два огромных горшка, над которыми клубится пар...
– О-ля-ля! – восклицаю я. – Никак это...
– Да. Это атомная станция. Их тут в долине Луары свыше сорока... поменьше пока что, чем замков...
– Однако... И это вполне безопасно?
– Да как тебе сказать? Купаться в Луаре запрещено. Рыбу ловить и есть не запрещено. Но – не рекомендуется... Если, конечно, светиться по ночам со временем не хочешь от такой рыбки... Зато в каждом городишке у них теперь бассейн...
– Ну, бассейном нас, балашовцев, теперь не удивишь...
А вот и город Мер.
– А есть тут мэр в славном городе Мер? – шучу я.
– Шутка банальная. Но есть, конечно. Видишь, вон мэрия? Значит, там где-то и мэр имеется...
Город производит впечатление покинутого жителями. Только у собора за столиками у кофейни сидят полторы калеки; мы проходим – и они замолкают, пяля глаза на новые лица...
Появляется дама – хозяйка бесчисленных старинных домов, которые она на время сдаёт пресыщенным парижанам (в данном случае – нам). Мы получаем ключи и инструкции. Деточки отправляются спать (и спали они – как будто экзамен на пожарника сдавали – больше суток),  я же в это время осуществлял функцию гранпера (дедушки) – водил внучка в парк (а там были утки – «О, канар!» – орал счастливый парижанин по фамилии Ли) и замыкал юношу на телеканал с      мультфильмами...
Дочка и зять продолжают дрыхнуть. И даже ежечасные удары колокола из собора напротив не производят на них никакого впечатления. Да, похоже, никаких замков я не увижу, думаю я, отбиваясь от энергичного визжащего внука («Жёлтая молния»), который пытается сорвать с дедушки очки.
Кстати о доме. Кухня и столовая на первом этаже. Потолок из дубовых балок, может быть, и правда 16 века, очень впечатляет... По винтовой лестнице можно подняться на второй этаж – там спальня с двумя кроватями, где сейчас идут на рекорд спящие парижане. Там же ванная и туалет. Лестница ведёт на третий этаж – мансарду – это уже моя резиденция.
Ну вот, кажется, они выспались... Куда сначала? Ясно куда – в Шамбор! Королевский замок, самый большой, самый крутой и ближайший от нас.
И ехать всего ничего – полчаса. Замок велел построить король Франциск I на месте охотничьего домика посреди леса. Лес и сейчас имеется, причём он огорожен каменным забором общей длиной в 32 километра, говорят, есть там кабаны и олени... может быть, я не видел. Никакого военного значения замок никогда не имел. Но был некогда резиденцией «бродячего короля» (так современники называли Франциска, который постоянно перемещался по своему королевству, а за ним – подобный цыганскому табору –  перемещались двор, стража, слуги...) Имеются (довольно сомнительные) данные, что в проектировке внутреннего убранства замка принял участие Леонардо да Винчи, который как раз  в это время пользовался гостеприимством «бродячего короля». Итальянскому гению был выделен для проживания маленький замок... здесь же в долине Луары... но нам он не по дороге, да и внутри, если верить Интернету, смотреть не на что...
Шамбор же производит впечатление. Этакое чудо на болоте. Замок-сказка. Построен он из луарского известняка... тут, собственно, всё – и замки, и храмы, и крестьянские дома – всё построено из этого чудесного камня. Его в окрестностях много, он прекрасно режется и полируется. Общий цвет бежевый, но возможны варианты в оттенках. Лично мне импонирует камень по цвету, как мои летние брюки, – светло-кремовый...
Од-на-ко...
Со временем камень темнеет. Да ладно бы только это. Он впитывает копоть – а в средние века коптили факелы, коптили камины, коптили костры, у которых грелась стража. Реставрация при помощи пескоструйного аппарата возможна, но... бесчисленное количество раз сдирать слои не получится. А углы зданий (на которые любила мочиться пьяная солдатня) – вообще надо уже цементом заделывать...
Внутрь Шамбора сегодня попасть нам не светит: очередь как в Мавзолей эпохи развитого социализма. Зять идёт покупать билет на завтра. Мы исследуем парк, находим  детскую площадку – море счастья у внука, который вообще внутрь замка идти желанием не горит.
А солнышко между тем садится. Народ уходит. Надо бы покидать это дивное место, да вот новое обстоятельство: внук покидать шамборский парк не хочет. Как бы запросил тут политическое убежище. Он, видите ли, в этом мире главный. И будет так, как он скажет... Как всё запущено... Надо пороть. По жёлтой попе. И непременно чтобы мама...
Под вопли отпоротого юноши удаляемся, чтобы завтра вернуться. Мальчик поймёт, что такое «завтра», но не сразу... когда-нибудь...  А сегодня вечером якобы втайне от суровой маман добрый дедушка покажет ему мульт... тсс, а то она услышит и обломит нам зрелище...
На следующий день мы приехали в Шамбор и сразу прошли в замок. Странное впечатление произвёл он внутри: огромные камины, высоченные потолки – как тут вообще можно было жить, особенно зимой? И что-то мебели маловато... а это вот почему: в качестве королевского замка во время революции он был национализирован, и доблестные санкюлоты устроили распродажу королевского имущества в пользу революционной армии. И куда-то навсегда испарились сундуки, котлы с королевской кухни, зеркала, столы и подсвечники... Прижимистые местные крестьяне доставали свои заначки и прибарахлялись королевским добром – кое-что потом во время  реставрации было возвращено, но весьма незначительная часть...
И повсюду изображения саламандры – эмблемы короля Франциска. Мифологическая ящерка, которая не горит в огне, была его геральдическим знаком, с которым соотносился королевский девиз: «Nutrisco et extinguo». Переводится так: «Хорошим огнём питаюсь, плохой огонь уничтожаю». Плохой перевод. Предлагаю свой: «Горю, но не сгораю».
На следующий день никуда не поехали и снова спали. В рамках моральных страданий по поводу порки жёлтого героя. Не страдал только... он сам. И мы опять ходили с ним в парк, гоняли уток. Мальчик освоил русскую фразу: «Дедушка, я так устал. Понеси меня...» И я не мог отказать, хотя знал, что ни капли он не устал, а будет носиться от горки к пруду и обратно...
Но моральные страдания были всё же преодолены, и большая поездка в замок Шенонсо таки состоялась. А по пути мы видели ещё множество замков – Шимон сюр ля Луара, несколько безымянных и – шикарный замок маркизы де Помпадур в городе Менар. Видеть-то я его видел, но только сфотографировал через ограду – потому что данный замок – частная собственность. Вход запрещён. И кафешка рядом «Маркиза де Помпадур». Зайдём? Тоже закрыто. Без объяснения причин...
А самый известный в историческом смысле замок долины Луары – Шинон, тот самый, в котором Орлеанская Дева, преклонив колени перед дофином Карлом сказала ему: «Ваше Высочество, с Божьей помощью я возведу Вас на трон Франции», так вот, этот замок пребывает сегодня в мерзости и запустении (осталась от него только одна башня, в которой влачит жалкое существование маленький музейчик)... Кстати, тогда господа придворные устроили Жанне проверку, которую та блистательно прошла: дофин затерялся в толпе придворных, ну-ка, угадай, девочка, кто тут дофин... По каким-то признакам та угадала...
Путь до замка Шенонсо (он же «Дамский замок») довольно долог – около часа, проезжаем и через Блуа, там тоже замок, в котором происходило знаменитое поэтическое состязание по написанию баллады на заданную первую строчку «От жажды умираю над ручьём». Как известно, состязание выиграл Франсуа Вийон, поэт, студент и бандит. Французские школьники теперь учат эту балладу наизусть. К замку проехать довольно муторно – пробки на узких улицах. Да и бездарная реставрация середины 19 века мало что оставила от оригинального его вида...
Замок Шенонсо в этом смысле куда интереснее.
В средние века тут была крепость семейства де Марк, а напротив, на речушке Шер – мельница. Кстати, только здесь мы увидели признаки жизни в водах реки – лягушку, рыбок... в Луаре ничего этого заметно не было...
Далее наследники семейства де Марк продают крепость и земли отставному интенданту Тому Бойе, и тот начинает с того, что сносит крепость (оставляя только главную башню – донжон – и та торчит сегодня на берегу реки Шер наподобие <сравнение удалено редакцией «БП» вследствие его неприличия>). А новый замок супруги Том и Катрин построили на фундаменте мельницы. Под замком течёт река. Если угодно, это – замок-мост. Можно на лодочке под замком проплыть – а они и плавают, из окон галереи видно («Бото!», – радостно кричит довольный внук).
Король Франциск конфисковал замок в пользу государства, найдя в деятельности интенданта какие-то финансовые нарушения. А уже потом сыночек Франциска король Генрих II презентовал Шенонсо своей официальной фаворитке Диане де Пуатье. Забавно, что эта дама будучи на двадцать лет старше короля до самой его кончины пользовалась его неизменным расположением.  И даже покровительствовала официальной супруге Генриха – Екатерине Медичи, да-да, той самой – интриганке и отравительнице. Рассказывают, что Екатерина однажды наблюдала в специальную дырочку королевские шалости с Дианой, недоумевая при этом: «Ну буквально ничего такого, чего и я не могу, в чём же её секрет?» – «Может быть, в том, что она просто реально любит нашего короля?» – высказала гипотезу придворная дама, которая тоже ловила увлекательный сеанс...
Эта простая мысль королеве Екатерине не понравилась. Она предпочла другую версию: Диана заключила договор с дьяволом. Современные исследователи красоту Дианы относят на счёт лёгкого характера, хорошего и разнообразного питания, постоянного ухода за собой и  – загадочного напитка, в состав которого входило порошковое золото (в останках Дианы концентрация этого металла запредельна).
Но весёлая жизнь фаворитки закончилась со смертью её покровителя: на турнире Генрих получил странную рану – щепка от древка копья его противника вонзилась ему в глаз через забрало и достала до мозга – рана с жизнью несовместимая.
И тогда Екатерина не только удалила безутешную соперницу из её любимого замка, но и заставила отдать бриллианты, полученные в подарок от короля – поступок, достойный скорее дочери банкира, нежели королевы Франции. Но хотя бы не отравила. А ведь могла. Хобби у неё такое было... на радость последующим французским романистам (в частности, А. Дюма-отца).
Екатерина сама поселилась в Шенонсо и оттуда, из зелёного кабинета рулила всей Францией как регент при своих детях-королях (которые постоянно помирали в силу разных причин).
Замок потом переходил к самым разным дамам, которые вкладывали в его строительство и перестройку сумасшедшие суммы. В частности, Маргарита Пелуз, даже и не дворянка никакая, а просто богатая буржуазка – просто разорилась на этом деле.
А замок пережил войны и революции и сейчас радует глаз бесчисленным туристам. Это теперь национальное достояние. Кстати сказать, приносящее неплохие доходы...
А по поводу того, что каждый француз имеет свой замок на Луаре, имеется несколько забавных историй.
Однажды герцог Орлеанский (Гастон) – один из владельцев Шамбора, слушая похвальбу некоего дворянчика (мол, у меня такая лошадь, такое ружьё, такой клинок, такая любовница...), заметил: «Молодой человек, у многих здесь присутствующих есть свой замок на Луаре, но они помалкивают...», – и пристыжённый юноша заткнулся.
Замок на Луаре – это недвижимость, не только не приносящая дохода, но лишь провоцирующая постоянно растущие расходы своего владельца. Только очень богатый человек может иметь замок на Луаре. Дорогостоящая прихоть, престижнейшее хобби...
В самом общем (переносном) смысле – это некая идея-фикс, на которую человек тратит свои деньги, своё время... да и всю свою жизнь. Для кого-то «замок на Луаре» – это всего лишь загородный дом. Для кого-то – это просто любимое дело. Нечто ненужное, но абсолютно необходимое, любимое до слёз...
А для кого-то «замок на Луаре» – это путешествия...

"БП" №№73-74 от 26 мая.